Президент Бразилии не верит в экологию

Поиск по сайту www.EAST-ECO.com

В Бразилии новый президент: Жаир Болсонару, который вступит в должность 1 января 2019 года на четыре года. Экологическому сайту он интересен, поскольку не верит в экологию и собирается распечатать очередную порцию бразильских природных богатств для мировых рынков. Наш компаньон в БРИКС поставляет на мировые рынки то же, что и Россия. Мы конкуренты и приход Болсонару открывает возможности для неограниченной санкционной политики в адрес российских сырьевых компаний.
Поэтому для экологов интересны материалы про нового президента одной из центральных стран БРИКС.

Почему приход Болсонару – плохая новость для России
Глеб Кузнецов политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Болсонару – президент Бразилии. Что важно понимать? 30 октября 2018,
https://vz.ru/opinions/2018/10/30/948416.html?fbclid=IwAR27S6Ti4Kq6y9t4p...
1. Бразилия была и остается расколотой нацией. Разница между Болсонару и Аддадом существенно сократилась между первым и вторым туром. Прирост Аддада перед вторым туром – в два раза больше прироста Болсонару. Претензии Болсонару после звездного первого тура на единоличное «национальное лидерство» оказались разбитыми, более того, он едва не проиграл на самом деле за счет успешной мобилизации своих противников.
2. Болсонару – кто угодно, но не «антиистеблишментный популист». Он и есть плоть от плоти бразильского истеблишмента.
Болсонару окончил престижную военную академию, служил офицером в элитных войсках. На заре бразильского постхунтовского транзита заработал авторитет, став голосом правого офицерства в публичной критике правительственной политики в отношении армии.
После увольнения со службы без паузы превратился в одного из самых популярных бразильских депутатов – начал с муниципального собрания Рио-де-Жанейро, а затем семь созывов подряд заседал в национальном парламенте. Это опыт, связи, уважение и популярность – заработанные громкими инициативами (в том числе и войной с Лулой да Силвой и прочими «левыми», но не только ею).

Представлять Болсонару этаким радикальным антисистемным «чёртом из табакерки» – глупо.
3. Не менее интересен и вице-президент, шедший в одной команде с Болсонару на выборы – самый успешный генерал постдиктаторского времени Гамильтон Муран, выполнивший колоссальную роль в ходе трансфера власти Дилма – Темер и проблем уже Темера. Фактически он руководил применением армии для поддержания порядка в последние бурные годы, не давая стране скатиться в хаос с одной стороны и в военную диктатуру – со стороны другой.
Болсонару стал альтернативой военному перевороту, который не хочет прежде всего сам истеблишмент. Он именно так и оценивается бразильской олигархией, как экономической, так и административной – либо поддерживаем Болсонару и идём понятным правым курсом, либо сваливаемся в левую пропасть популистских лозунгов Аддада и решаем последующие проблемы с военной прямотой.
4. Аддад оказался действительно серьёзным противником, который сумел по ходу дела кардинально поменять акценты своей предвыборной кампании и вырасти ко второму туру ровно в полтора раза.
Если в первом туре он ассоциировал себя с популярным Лулой да Силвой (буквально «Кто за Лулу, тот за Аддада»), то ко второму туру переключился на собственную яркую антиолигархическую и антивоенную повестку, представая уже не тенью Лулы, а скорее неким аналогом Альенде.
Изначально феминистский проект против «мужской шовинистической свиньи» Болсонару «Он – нет!» в умелых руках Аддада за три недели превратился в массовое движение, выдвигающее простую альтернативу: «или Аддад, или натуральный фашизм».
5. Успех Болсонару – это демонстрация того, что модель «популисты осаждают «крепость» системы и угрожают потрясением основ, меняя власть» не работает.
Олигархия – экономическая, военная и административная – не дрожит, ожидая, когда ее сметут «люди из народной толщи», а смело и успешно добавляет к привычному своему мобилизационно-административному инструментарию популистские примочки и серфит на «популистской волне» так, как и не снилось всем этим клоунам из университетов с открытыми честными лицами.
Успех Болсонару – это, прежде всего, успех технологического популизма: громкие заявления, неполиткорректные, но очень чётко попадающие в повестку; широкая сеть сторонников (ему удалось собрать больше всех пожертвований от рядовых граждан); поддержка политической и экономической элиты; ну и, конечно же, очень «удачное» неудавшееся покушение, которое удалось раскрутить по полной.
«Солдат, раненный на войне за родную страну, но не сломленный» – вот образ, который продали избирателям в ходе кампании.
Так что важный урок Бразилии (для тех, кто недопонял урок Франции полутора годами ранее): технологический популизм – это не угроза системе, а возможность, не пространство рисков, а пространство побед. Система всегда более успешна как «популист», чем любая оппозиция, если она даст себе труд поиграть на этом поле.
Ну и последнее, для нас самое важное.
Приход Болсонару – это плохая новость для России и как крупного поставщика ресурсов на мировые рынки, и как игрока в БРИКС.
Он не хочет быть «альтернативным США центром силы», скорее наоборот, это раз. Два, он не верит в экологию и собирается распечать очередную порцию бразильских природных богатств для мировых рынков. Так что Petrobras и Vale будут очевидно на подъеме.
Учитывая, что в смысле горнорудного сырья Бразилия поставляет то же самое, что Россия, на мировые рынки, приход Болсонару открывает возможности США для неограниченной санкционной политики в адрес российских горнорудных и металлургических компаний.
Ну и три, он собирается все, что плохо и хорошо лежит в Бразилии, приватизировать, что, учитывая, опять же, бразильские объемы, станет очевидным пылесосом для инвесторов, желающих вложиться в бумаги третьего мира.
Так что, как это ни грустно российским почвенникам, приход Болсонару – хорошая иллюстрация того, что главными и единственными реальными (пусть и невольными) нашими союзниками являются жуткие и неприятные «глобальные либеральные элиты» с их глобальными ценностями, а вовсе не правые антиглобалисты и правые популисты, которые нам так милы и дороги.
Политика правых популистов-антиглобалистов в больших странах обречена быть антироссийской.
Источник: Блог Глеба Кузнецова

Президент Бразилии Жаир Болсонару. Досье

Во втором туре президентских выборов в Бразилии победил кандидат от ультраправых — депутат национального парламента от Социал-либеральной партии Жаир Болсонару. По итогам обработки 99,91% бюллетеней он набрал 55,15% голосов, а его соперник — представитель левой Партии трудящихся Фернанду Аддад — 44,85%.
Инаугурация нового главы государства пройдёт 1 января 2019 года, президентский срок Болсонару составит четыре года.
Досье
Жаир Мессиас Болсонару родился 21 марта 1955 года в Глисериу (муниципалитет в Бразилии, входит в штат Сан-Паулу) в многодетной семье. Является потомком итальянских эмигрантов, которые прибыли в Бразилию после Второй мировой войны.
В 1977 году окончил Военную академию Агульяс-Неграс.
Служил десантником и артиллеристом в годы военной диктатуры (1971-1988), дослужился до звания капитана.
В 1983 году окончил военную Школу физического воспитания, проходил обучение в Школе усовершенствования офицерского состава (EsAO).
В 1986 году опубликовал статью в журнале Veja, в которой пожаловался на низкие зарплаты военнослужащих, из-за которых многие курсанты бросали училища. За публикацию был арестован на 15 суток. Дело получило большой общественный резонанс, 150 военных и их жен со всей страны направили ему телеграммы со словами поддержки и благодарности. В 1988 году он был оправдан Высшим военным судом.
Политика
После падения военной диктатуры Болсонару оставил службу и занялся политикой.

Жаир Болсонару. 1990 г. Фото: Public Domain
В 1988 Болсонару был избран в горсовет Рио-де-Жанейро. Затем семь раз становился депутатом парламента страны от Христианско-Демократической партии (PDC), Реформистско-прогрессистской партии (PPR), Бразильской прогрессистской партии (PPB), Прогрессистской партии (PP).
Кроме того, в 2003-2005 годах входил в Бразильскую либеральную партию (PTB), в 2005 — в Партию либерального фронта (PFL). В 2016-2017 годах был членом Социально-христианской партии (PSC). В 2017 году пытался возглавить партию «Патриота», но в итоге в 2018 году вступил в Социал-либеральную партию.
За время работы депутатом стал автором 190 законопроектов, большая часть которых была посвящена военной сфере и вопросу общественной безопасности. Выступал за свободное ношение оружия в целях безопасности, смертную казнь, призывал снизить минимальный возраст для уголовной ответственности и ввести принудительные работы для осужденных. Считал, что необходимо осуществлять контроль за рождаемостью и сократить площадь резерваций для коренных народов.
Президентские выборы
Выдвинув кандидатуру на президентские выборы 2018 года, Болсонару стал первым из претендентов на пост, собравшим 1 миллион реалов пожертвований.
Его предвыборная программа во многом повторяет инициативы, выдвинутые им в период работы депутатом. Один из главных тезисов — сделать свободным ношение оружия и разобраться с преступниками. Кроме того, Болсонару планирует ужесточить наказания за коррупцию, обеспечить полицейским больше прав для свободного применения силы. Он выступает против усыновления детей однополыми парами, либерализации законодательства о наркотиках, легализации абортов.
Политик хочет увеличить президентский срок с четырёх до пяти лет (после своего пребывания на посту), сократить число парламентариев с 513 до 400, вдвое уменьшить число министерств. Его инициативы в экономике: уменьшить налоги для граждан с низкими и средними доходами, запустить приватизацию большинства государственных бразильских предприятий.
Болсонару является открытым сторонником военной диктатуры и репрессий 1964–1985 годов, оправдывает пытки и казни и даже призывает к их применению. Он известен своими скандальными высказываниями, которые расценивались как расистские, гомофобные и женоненавистнические. Однажды в споре с коллегой-депутатом Марией до Росарио он заявил, что не стал бы насиловать её, так как она этого не достойна. За это оскорбление политику пришлось заплатить штраф в $2,5 тыс.
Болсонару называл активистов движения за права темнокожих «животными, которых надо отправить в зоопарк», а о жителях бразильских деревень, основанных потомками рабов, сказал, что они «недостойны даже размножаться». Он как-то заявил, что если бы его сын оказался геем, то это было бы равноценно тому, что он умер.
Болсонару называют бразильским Дональдом Трампом. Однако политик обещал не следовать полностью курсу коллеги. Например, он не планирует выходить из Парижского соглашения по климату, как это сделал Трамп.
6 сентября 2018 года во время предвыборного митинга в городе Жуис-ди-Фора Болсонару был ранен ножом в живот. Он был доставлен в больницу, где перенёс две срочные операции.
7 октября 2018 года получил на выборах 46,06 % голосов и вышел во второй тур вместе с кандидатом Партии трудящихся Фернанду Аддадом, который получил поддержку 29,24 % избирателей.
Семья
Болсонару был женат трижды. От нынешнего брака есть дочь, от предыдущих — четыре сына, трое из которых также занимаются политикой. Болсонару заявляет, что проповедует традиционные семейные отношения и подчёркивает свою религиозность.
http://www.aif.ru/politics/world/prezident_brazilii_zhair_bolsonaru_dose

ИНТЕРЕСНОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО ОТ ПОЧВЕННИКОВ
Начну с цитаты: «Приход Болсонару – это плохая новость для России и как крупного поставщика ресурсов на мировые рынки, и как игрока в БРИКС.
Он не хочет быть «альтернативным США центром силы», скорее наоборот, это раз. Два, он не верит в экологию и собирается распечать очередную порцию бразильских природных богатств для мировых рынков. Так что Petrobras и Vale будут очевидно на подъеме.
Учитывая, что в смысле горнорудного сырья Бразилия поставляет то же самое, что Россия, на мировые рынки, приход Болсонару открывает возможности США для неограниченной санкционной политики в адрес российских горнорудных и металлургических компаний.
Ну и три, он собирается все, что плохо и хорошо лежит в Бразилии, приватизировать, что, учитывая, опять же, бразильские объемы, станет очевидным пылесосом для инвесторов, желающих вложиться в бумаги третьего мира.
Так что, как это ни грустно российским почвенникам, приход Болсонару – хорошая иллюстрация того, что главными и единственными реальными (пусть и невольными) нашими союзниками являются жуткие и неприятные «глобальные либеральные элиты» с их глобальными ценностями, а вовсе не правые антиглобалисты и правые популисты, которые нам так милы и дороги».
Источник: https://vz.ru/opinions/2018/10/30/948416.html

Это — просто прекрасное свидетельство того, что Обама и обамоподобные, вне зависимости от их субъективных намерений, являются врагами Западного мира, всячески его ослабляющими во имя идиотских постмодернистских фанаберий, начиная от феминизма и заканчивая ради кальным энвайронментализмом. Именно поэтому российский имперец назвал их ситуативными союзниками.
Что касается собственно Обамы, вполне возможно, он делал это вполне сознательно — не станем забывать, что он долгое время был прихожанином церкви, пастор которой был весьма близок к так называемым чёрным пантерам. Америку эта публика ассоциирует с давно ушедшим типажом белого плантатора, угнетавшего чёрных рабов, и они стремятся уничтожить её или преобразовать в нечто прямо противоположное.
Не говоря уже о том, что он сын мусульманина, возможно, что и сам тайный мусульманин: магометанская вера дозволяет притвориться иноверцем для внедрения к неверным и причинения им ущерба.
К тому же, возможно, собственно религия для него не имела большого значения, но он был готов поддержать любые деструктивные силы, борющиеся за разрушение мира, созданного белыми европейцами, вне зависимости от того, кто их возглавляет — пастор или мулла. Отсюда понятно подписание им ни к чему не обязывающего персов договора с Ираном: будучи президентом США, он не мог заниматься вредительством на полную катушку, будучи связанным конгрессом, иранцы же таких ограничений не имеют, вот он их и выбрал на роль тарана, который сокрушит мир белых.