Черно-белое золото: более сотни косаток и белух для экспорта содержатся в неволе в приморской бухте Средней

Поиск по сайту www.EAST-ECO.com

Более сотни китов – косаток и белух – содержатся в маленьких открытых вольерах в бухте Средней в Ливадии. Специалисты по морским млекопитающим уверены – животных выловили для последующего экспорта в Китай, где за них можно выручить десятки миллионов долларов. Официально продажа мормлеков за рубеж в России, к сожалению, не запрещена; другое дело, что делать это можно только в «культурно-просветительских» целях, коммерческий вылов незаконен.

В распоряжении VL.ru оказались фотографии, сделанные в бухте Средней 9 октября. На них видны плавники трех косаток в вольере, по периметру которого ходят вооруженные люди. В этих вольерах два года назад был Центр адаптации морских млекопитающих ФГБНУ «ТИНРО-Центр», а другую часть «клеток» арендовали некие частные компании: ООО «Афалина», ООО «Белый кит», ООО «Океанариум ДВ» и ООО «Сочинский дельфинарий». В 2016 году Центр ТИНРО свое существование прекратил, а вот частники – нет.

Правда, абы кому сейчас «дверь» к вольерам не открывают. Среди знакомых с проблемой приморцев нашлись те, кто решил съездить в Среднюю после появившихся слухов о том, что снова заработал дельфинарий. Их на территорию не пустили, а местные жители как один говорили, что «здесь у нас рыбокомбинат, делают костную муку и фарш из рыбы». Предполагаемый рыбокомбинат не обозначен никакими табличками, а кроме охраны с оружием, по всему периметру висят камеры.

VL.ru обратился с запросами в компетентные органы. Первыми отреагировали специалисты Приморского территориального управления Федерального агентства по рыболовству (ФАР), которые сообщили, что «после закрытия центра адаптации ФГБНУ «ТИНРО-Центр» информация о содержании морских млекопитающих в вышеуказанной бухте [Средней. – Прим. VL.ru] не поступала», а также что «управлением разрешения на добычу (вылов) косаток и других морских млекопитающих в 2018 году не выдавались, сведения о выдаче аналогичных разрешений другими территориальными управлениями Росрыболовства у управления отсутствуют».

Добыча косаток и белух ведется в Охотском море и Амурском лимане, между Сахалином и материком. В Приморский край их транспортируют морем. Перед транспортировкой китов из места вылова в место передержки КГБУ СББЖ (служба по борьбе с заболеваниями животных) в месте отлова должно выдавать отловщикам ветеринарный сертификат на перевозку. Далее животные, прибыв в место содержания, должны пройти 30-дневный карантин и ветеринарное обслуживание. VL.ru обратился в государственную ветеринарную инспекцию Приморского края с просьбой сообщить, известно ли им о наличии животных, а также о том, когда они были выловлены и доставлены на территорию края, сколько их и в каких условиях они содержатся. Ответ ветеринарной инспекции не на шутку встревожил специалистов по морским млекопитающим.

«В бухте Средней Находкинского городского округа на 29.10.2018 находится в вольерах 90 голов белух и 11 голов косаток, в том числе принадлежащих ООО «Афалина» 23 головы белухи, 3 косатки; ООО «Океанариум ДВ» – 22 головы белухи, 3 косатки; ООО «Белый кит» – 23 головы белухи, 3 косатки; ООО «Сочинский дельфинарий» – 22 головы белухи, 3 косатки».

Специалисты утверждают, что «набить» 90 белух в вольеры бухты Средней можно только при одном условии – это детеныши. Но белухи до трех лет вообще запрещены к отлову по любой формулировке. При этом стоит уточнить, что 195 белух по утвержденным квотам предназначены для коренных народов Севера – они ими питаются. И квоты на КМНС не подлежат передаче, продаже или сдаче в аренду другому лицу. Лишь 5 из оставшихся в квоте белух могут быть выловлены в целях культурного просвещения. Но в Средней их почему-то 90.

Также Госветинспекция по Приморскому краю сообщила, что животные в бухту поступали в период с 16 июля по 21 октября этого года, все животные прошли карантин, все чипированы, содержатся в вольерах по возрастным группам, нарушений ветеринарно-санитарных норм не выявлено. Ветеринарное обслуживание осуществляется ветеринарными специалистами вышеуказанных организаций.

Коммерческая охота на косаток запрещена – мораторий был наложен в 1982 году Международной китобойной комиссией. Тем не менее ежегодно несколько особей изымаются из естественной среды, а затем оказываются в китайских океанариумах. Этому способствует формулировка выдачи квот по Федеральному закону № 166 «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов» – культурно-просветительские и научные цели. Вторая цель подразумевает только изъятие для изучения с последующим выпуском на волю или «в случае, если физическое состояние таких водных биоресурсов не позволяет возвратить их в естественную среду обитания, они подлежат уничтожению». А вот культурно-просветительские цели, согласно тому же закону, имеют весьма размытую формулировку: «добытые (выловленные) при осуществлении рыболовства в учебных и культурно-просветительских целях водные биоресурсы используются в учебном процессе образовательными учреждениями и научными организациями, а также зоопарками, океанариумами, музеями».

«Эта формулировка исключает экспорт или любую коммерцию, – говорит член совета по морским млекопитающим Лора Белоиван. – Она не имеет другого прочтения. Но отловщики добывают косаток для океанариумов, причем из рисковой плотоядной популяции. ВНИИРО и ТИНРО еще в прошлом году отрицали разделение косаток на транзитов и резидентов в дальневосточных морях. В этом году им уже неловко. А плотоядных косаток мало, это не благополучная популяция. Их проще добыть, потому что они, в отличие от рыбоядных, подходят близко к берегу».

Тем не менее несколько лет подряд Росрыболовство настаивало на том, что экспорт в китайские океанариумы – это нормальный «культпросвет», вполне официальный и разрешенный. Правда, в этом году Министерство сельского хозяйства постановило – отлов косаток остановить. Однако Росрыболовство поставило задачу для «ТИНРО-Центра» – обосновать вылов 200 белух и 13 косаток в Дальневосточном бассейне. По заказу ФАР ТИНРО представил корректировку ОДУ на 2018 и план на 2019 год, куда морских млекопитающих включили. Планируемые изменения вызвали горячий протест и зоозащитников, и экспертов по мормлекам.

Смысл протестов, даже если исключить эмоциональную составляющую, сводился к следующему: по данным биологов, например, из Института проблем экологии и эволюции РАН им. Северцова, в России существует как минимум две репродуктивно изолированные друг от друга популяции косаток – рыбоядные и плотоядные. Численность обеих неизвестна, есть лишь информация о том, что хищных косаток меньше. Последний подсчет поголовья производился более десяти лет назад. В соответствии с законом, каждая из популяций должна рассматриваться как отдельный запас, а пока численность не определена, вылов животных недопустим. Экспертная комиссия по млекопитающим в 2017 году рекомендовала внести плотоядных косаток в Красную книгу России. После многочисленных слушаний Министерство природных ресурсов исключило этих косаток из финальной редакции Красной книги России, проигнорировав рекомендации ученых. Остался только один прецедент, один небольшой звоночек – плотоядную косатку включили в Красную книгу Камчатского края как «3.3.5.1 Косатка (дальневосточная плотоядная популяция) категория 4 (неопределенные по статусу)».

Введение квот на вылов косаток и белух в 2018 году наделало много шума – специалисты по морским млекопитающим и зоозащитники годами пытаются сохранить китообразных от «серого» экспорта за рубеж, в Китай, где ежегодно открываются все новые океанариумы, требующие все нового живого товара, но также и в Канаду, Вьетнам, Малайзию, Корею, Иран. Вопрос этики с точки зрения законодательства выглядит довольно слабым аргументом, хотя опытные биологи и утверждают – разлучать семьи косаток нельзя, у них очень развиты социальные связи, а эмоциональные отношения внутри семьи ничуть не слабее человеческих. Разлученные с детьми родители испытывают те же страдания, что и люди.

Перед утверждением квот должна быть проведена государственная экологическая экспертиза материалов. Ее проводил департамент Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Дальневосточному федеральному округу, о чем представители органа сообщили в ответ на наш запрос. Проще говоря – Росприроднадзор Дальнего Востока. Они сообщили, что не обладают ни полномочиями по выдаче квот, ни данными об их использовании. Приказом департамента от 14.05.2018 № 165 организовано только проведение в установленном порядке государственной экологической экспертизы документации по корректировке общего допустимого улова на 2018 год по заказу Федерального агентства по рыболовству.

Эта экспертиза, к слову, стала предметом судебного разбирательства на Сахалине. В суд на РПН по ДФО подали некоммерческие организации «Экологическая вахта Сахалина» и «Бумеранг», занимающиеся вопросом сохранения морских млекопитающих в естественной среде. Истцы представили суду доводы и материалы, подтверждающие, что государственная экологическая экспертиза была проведена с существенными нарушениями закона, а также прав и законных интересов граждан и общественных объединений. В частности, департамент Росприроднадзора по ДФО необоснованно сократил сроки проведения экспертизы, из-за чего экспертная комиссия не смогла рассмотреть аргументированные предложения общественности – к моменту их поступления экспертиза уже закончилась. Она была проведена в спешке, всего за 6 дней вместо установленного по закону месяца. А между тем замечания по отлову косаток в экспертную комиссию представили десятки граждан, а также восемь ведущих и наиболее авторитетных российских специалистов по косаткам, кандидатов и докторов наук. Этим вопросом уже заинтересовалось управление Генпрокуратуры по ДФО. Проверка надзорного органа показала, что документы были представлены до истечения установленного законодательством срока. В связи с этим заместитель генерального прокурора Российской Федерации Юрий Гулягин внес представления об устранении нарушений законодательства в указанной сфере руководителям Росрыболовства и Росприроднадзора. Виновное должностное лицо Росрыболовства привлечено к дисциплинарной ответственности. Кроме этого, Росприроднадзор инициировал вопрос о внесении в законодательство изменений, уточняющих требования по порядку проведения экспертизы.

В судебном разбирательстве выяснилось, что в состав экспертной комиссии по материалам ОДУ дальневосточных косаток не входил ни один специалист не только по косаткам, но и вообще по морским млекопитающим. Были медики, специалисты по головоногим моллюскам, водорослям, паукам, жужелицам, клещам и даже дождевым червям, а также по искусственному разведению лососей и осетров. Департамент Росприроднадзора по ДФО почему-то принял на экспертизу только материалы общественных слушаний в Магаданской области и Камчатском крае – в регионах, играющих наименьшую роль в отлове косаток, а слушания, прошедшие в Хабаровском крае, где и проводится отлов, в Сахалинской области и Приморском крае, где общественность его активно критиковала, просто проигнорировали.

«Мы задавали вопрос представителю департамента Росприроднадзора по ДФО, почему при подготовке материалов ОДУ общественные слушания были проведены только в двух областях и почему не были учтены результаты общественных слушаний во Владивостоке, – говорит Анна Голева, наблюдатель со стороны истцов. – Нам на это было сказано, что Приморский край вообще не имеет никакого отношения к экспертизе на материалы ОДУ, так как никаким образом не затрагивается при отлове косаток и белух – зона вылова, Охотское море, не граничит с Приморьем. Мы возразили, что на Приморский край распространяется влияние результатов ГЭЭ, поскольку в бухте Средней в Приморье морские млекопитающие содержатся на передержке после вылова. И на это ответчик сказал, что мы не предоставили доказательства того, что косатки там содержатся – значит нет их там».

Организации*, которым «принадлежат» морские животные в бухте Средней, пользуются среди морских биологов дурной репутацией – методы отлова китов варварские, а наблюдателей, независимо от регалий, на борт своих судов они не подпускают. Совладельцем двух из них, «Сочинского дельфинария» и «Белого кита», является Кирилл Михайлов. С двумя другими фирмами предприниматель был связан до 5 февраля 2018 года – через «Ассоциацию по координации деятельности в области защиты и сохранения морских млекопитающих», но официально не входил ни в состав учредителей, ни в правление «Афалины» и «Океанариума ДВ». В феврале этого года ассоциация была исключена из ЕГРЮЛ.

ООО «Афалина» и ООО «Океанариум ДВ» зарегистрированы в Николаевском районе Хабаровского края – как раз неподалеку от тех мест, откуда вылов морских млекопитающих ведется уже не один десяток лет. ООО «Белый кит», принадлежащее Михайлову, в этом году получило «прописку» в Ливадии Находкинского городского округа. А его же ООО «Сочинский дельфинарий» зарегистрировано в Новосибирске. Кроме того, Кирилл Михайлов является совладельцем ООО «УК «Белая сфера», которое управляет несколькими аквапарками и дельфинариями в России и за рубежом.

Участок моря в бухте Средней площадью 4,6 га, где располагаются вольеры компаний, был взят в аренду ООО «Лакколит» до 2030 года. Учредителями его являются многие довольно известные люди, например, осужденный депутат Законодательного собрания Приморского края Руслан Маноконов или бывший замглавы администрации Находки Олег Серганов. Григорий Журлов баллотировался в Законодательное собрание по округу № 64 в 2016 году, но не прошел. Еще один учредитель компании, Рашид Зайнутдинов, является учредителем нескольких спортивных клубов в Находке («Лидер» и ОО «Центр содействия развитию молодежного спорта города Находка»).

«Лакколит» занимается, согласно документам, рыболовством. Но еще и сдает свой участок в субаренду под содержание морских млекопитающих. Связь со всеми компаниями, которые связаны с живоотловом, прослеживается через Александра Подольного, генерального директора ООО «Белый кит» и ООО «Эстер» – компании, «предоставляющей места для временного проживания», созданной двумя учредителями «Лакколита».

Не лишним будет отметить, что «Океанариум ДВ», «Белый кит» и «Сочинский дельфинарий» официально экспортировали в Китай морских животных. Об экспорте и о том, как он связан с «культурно-просветительскими целями», рассказал Григорий Цидулко – зоолог и путешественник, выпускник биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова по двум специальностям: зоолог и эколог, член панели независимых экспертов Международного союза охраны природы (МСОП/IUCN).

«С экспортом все, к сожалению, не очень сложно, – говорит Григорий Цидулко. – Экспорт китообразных подпадает под международную конвенцию СИТЕС (Convention on international trade of endangered species). Она торговлю не обязательно запрещает полностью, но в теории должна строго регулировать, вплоть до запрета. Косатки попадают под второе приложение конвенции, то есть для их экспорта нужно только разрешение страны-экспортера. Далее разрешение на экспорт/импорт выдается в соответствии с целями оборота: "научные", "культурные", "для разведения" или "торговля/коммерческие". В России административным органом СИТЕС, выдающим экспортные разрешения, является Росприроднадзор. При подаче заявки на экспортные разрешение "природопользователь" должен подавать ее в соответствии с разрешением на отлов, то есть указывает цели экспорта "культурные". Когда я был в комиссии Росприроднадзора по выдаче таких экспортных разрешений, их удавалось запрещать по несоответствию целей отлова целям экспорта. Мы с коллегами доказывали, что это прямая коммерция и торговля. Но заявители ссылались на то, что ФАР других формулировок в разрешении на живо-отлов морских млекопитающих не пишет, а квоты на отлов других водных биоресурсов (рыба) могут быть только на коммерческий промысел. Для коренных и малочисленных народов севера «аборигенная» квота и в научных, и в культурно-просветительских целях не выдается. Часто комиссия на этом успокаивалась и выдавала разрешения на экспорт. Штука еще в том, что экспортная таможенная пошлина "в культурных целях" в разы меньше таковой по категории "торговля". В 2003 году нераскормленная, нетренированная живая косатка у пирса в Петропавловске стоила 1 миллион долларов. Сейчас, по разным источникам, от 15 до 25 миллионов долларов одна».

На сайте китайского океанариума Linyi Polar Ocean World, например, сказано, что четыре косатки из России обошлись более чем в 200 млн юаней – 28,7 млн долларов, или 1,8 млрд рублей. Также есть еще как минимум четыре океанариума, где содержатся российские косатки, – по три-четыре животных в каждом.

Как сообщает РИА Новости, по базе таможенных деклараций в период с 2013 по 2017 год экспорт косаток из России в Китай составил 15 особей. По данным российских таможенных деклараций, косатки продаются в КНР по цене около миллиона долларов за особь. Однако китайские океанариумы на своих сайтах сообщают, что стоимость одной купленной в России косатки составляет 45 миллионов юаней – около 6,5 миллиона долларов.

Как подтвердил РИА Новости временно исполняющий обязанности руководителя Росприроднадзора Амирхан Амирханов, запрос на вывоз морских млекопитающих за границу могут подать организации, получившие у Росрыболовства право на отлов в культурно-просветительских целях. При этом животные формально не продаются китайским океанариумам, а сдаются в аренду.

«Такая вот форма, весьма своеобразная. Мы изучаем эту проблему. Поскольку береговая охрана пограничной службы обязана надзирать за добычей биоресурсов в море, она у нас запросила материалы, мы им копии пересылаем для рассмотрения. Видимо, общая позиция будет выработана, насколько это экономически целесообразно и в правовом отношении верно», – сказал Амирханов.

Бизнес на косатках неоднократно привлекал внимание правоохранительных органов. В июне 2018 года Генеральная прокуратура России организовала уголовное преследование лиц за незаконную продажу семи косаток. Но продаж гораздо больше, чем семь, а привлечь к ответственности удается не всех и не всегда. Дело в том, что в российском законодательстве до сих пор нет правил содержания морских млекопитающих в неволе, а природоохранная прокуратура считает, что с момента вылова у отловщика появляется так называемое право собственности на зверя. Фактически, если у «ловца» есть ванна, в которую может поместиться косатка, законно обвинить его в жестоком обращении не сможет никто.

«Есть история черноморских афалин Дельфы и Зевса в Краснодарском крае. Их такой вот ловец и содержатель держал в бывшей силосной яме в ужасающих условиях. И их с огромнейшим трудом удалось оттуда вызволить, увезти. История все равно печально закончилась», – говорит Григорий Цидулко.

По информации VL.ru, в этом году ООО «Афалина» (а следовательно, и три других компании) получило разрешение на «осуществление рыболовства в культурно-просветительских целях» Амурским территориальным управлением ФАР – согласно своей территориальной принадлежности. Разрешение на вылов выдано на основании двух приказов Росрыболовства: № 935 от 26.12.2017 и № 455 от 02.07.2018. Если с первым приказом проблем не возникло – он нашелся в официальной базе ФАР и касается вылова белух, то приказа № 455 либо не существует, либо он закрыт от всеобщего обозрения. На запрос VL.ru Амурское территориальное управление ФАР не ответило.

Источник: https://www.newsvl.ru/vlad/2018/10/30/175020/#ixzz5W2DOojJu